Детская электронная библиотека
Поиск по библиотеке

Популярные авторы

Популярные книги


Новости библиотеки




Главная arrow Саша Чёрный arrow Саша Черный - Королева - золотые пятки



Саша Черный - Королева - золотые пятки

Встаровенгерском королевстве жил король, старик седой, три зуба, да и те 
 шатаются.Женау него была молодая, собой крымское яблочко, румянец насквозь 
 таксебяиоказывает.Пройдетпо дворцу, взглянет, - солдаты на страже аж 
 покачиваются. 

 Корольвсе Богу молился, альбо в бане сидел, барсуковым салом крестец ему 
 для полировки крови дежурные девушки терли. Пиров не давал, на охоту не ездил. 
 Королевуразвсуткив белый лоб поцелует, рукой махнет да и прочь пойдет. 
 Короче сказать, никакого удовольствия королеве не было. Одно только оставалось 
 -сладкопопить-поесть.Паекейшелкоролевский,полный, что хошь, то и 
 заказывай. Хоть три куска сахару в чай клади, отказу нет. 

 Надумала королева как-то гурьевской кашки перед сном поесть. Русский посол 
 ейв день ангела полный рецепт предоставил: мед да миндаль, да манной каши на 
 сливках,да изюму с цукатцем чайную чашечку верхом. До того вкусно, что повар 
 накоролевской кухне, пробовавши, на половину приел. И горничная, по коридору 
 несши, не мало хватила. Однако, и королеве осталось. 

 Ест она тихо-мирно в терему своем, в опочивальне, по венгерски сказать - в 
 салоне.Сверчок за голландкой поцыкивает, лунный блин в резное оконце глядит. 
 На стене вышитый плат: прекрасная Гобелена ножки моет, сама на себя любуется. 

 Глядь-поглядь,выроспередкоролевой дымный старичок, личность паутиной 
 обросла,вродеполковогокапельмейстера.Глазкис бело-голубым мерцанием, 
 ножкищуплыевваленкахпестрых,ростом, как левофланговый в шестнадцатой 
 роте, - еле носом до стола дотягивает. 

 Королева ничего, не испугалась. 

 - Ктотытакой, старичок? Как так скрозь стражу продрались, и что вам от 
 моего королевского величества надобно? 

 А старичок только носом, как пес на морозе, потягивает: 

 - Ну и запах... Знаменито пахнет! 

 Топнула королева по хрустальному паркету венгерским каблучком. 

 - Ежелиты на мой королевский вопрос ответа не даешь, изволь тотчас выйти 
 вон! 

 И к звонку-сонетке королевскую муаровую ручку протянула. 

 Тем часом старичок звонок отвел, ножку дерзко отставил и говорит: 

 - Чтотак сразу и вон? Я существо нужное, и выгнать меня никак нельзя. Я, 
 матушка, домовой, могу тебе впавшую грудь сделать, либо, скажем, глаз скосить, 
 - родная мать не узнает... 

 - Ах, ах! 

 - Вотебе и ах... Могу и доброе что сделать: королю дней прибавить, альбо 
 тебеволосвыбелить,скоролем посравнять. Дай, матушка, кашки, за мной не 
 пропадет... 

 Зло взяло королеву. 

 - Ты,швабрасручкой!Нашел чем прельщать... Не про тебя каша варена! 
 Ступай на помойку с опаленной курицы перья обсоси. 

 Домовой зубом скрипнул, смолчал и сиганул за портьеру, как мышь в подполье 
 в сонную ночь. 

 Наглоталась королева кашки, расстегнула аграмантовые пуговки, чтобы шов не 
 треснул, ежели вздохнет. Хлопнула в белые ладоши. Постельные девушки свое дело 
 знают:черезручки-ножкигардеробейныйпостянули, ночной гарнитур сквозь 
 головувздели.Стеганоесоболье одеяльце с боков подоткнули, будто пташку в 
 гнездеобъютили."СпитесБогом, Ваше Королевское Величество! Первый сон - 
 глаз закрывает, второй сон - сердце пеленает!" 

 Ладно.Сталаонаизумрудныеглазкизаводить. Лампадка в углу двоится. 
 Сверчок поцыкивает. Вживотекашкаурчит-бурчит,поученомусказать, 
 переваривается. 

 Тем часом дымный старичокиз-запортьеркиухоприклонил:легкий 
 королевскийхрапуслышал.Он,рябойкот,толькотогоидожидался.На 
 приступочкустал,надругуюподтянулся,из-запазухи кавказского серебра 
 пузырек достал. 

 Атуткоролевавоснекакразприятную сладость увидала, всем своим 
 женскимсоставомпотянулась, розовые пятки-пальчики из-под собольей покрышки 
 обнаружила.Тутстаричокинацелился:вспрыснулпятки из фляжечки, дунул 
 сверху,чтобыволшебная смазь ровней растеклась. Тарелку из-под каши облизал 
 наскоро и ходу. Будто и на свете его не было. 

 Вздохнула королевавобекоролевскиегруди,ручкуксердцутяжко 
 притулила, и обволокло ее каменным сном аж до самого полудня. 



* * * 

 Солнцевцветнойоконнице павлиньим хвостом полыхает. Караул сменяется, 
 стражаудверей прикладами о пол гремит. Стрепенулась королева, правую щечку 
 заспала-макомгорит.Вскинулабылолегкие ножки, ан врешь, будто утюги 
 железные к пяткам привинчены. Пульсы все бьются, суставы в коленках действуют, 
 -однако,пяткини с места. Заело! Села она кое-как, по стенке подтянулась, 
 глянула под одеяльце, так руками и всплеснула: свет оттедова веером, червонным 
 золотом прыщет. Красота, скажем, красотой, а шевеления никакого. 

 Прибежалина крик постельные девушки, стража у дверей на изготовку взяла, 
 -вкогострелятьнеизвестно. Старик король поспешает, халатной кистью пол 
 метет, за ним кот любимый, муаровой масти, лапкой подрыгивает. 

 Вбежал король, сейчас распоряжение сделал: 

 - Почемутакое?Кто, пес собачий, королеву золотом подковал? Чего стража 
 смотрела?Всехраспотрошу,разжалую,наскотный двор сошлю свиньям хвосты 
 подмывать. Чичас королеву на резвые ноги поставить. 

 Туда-сюда,взяликоролевуподтеплые мышки, поставили на самаркандский 
 ковер,аона,какклейстерразваренный,так к низу и оседает. Нипочем не 
 устоять.Всунулиеедевушкипододеяльце,самив ногах встали, пальцами 
 фартушки теребят. 

 - Мы,вашевеличество,этому делу не причинны. Почему такая перемена, - 
 нам неизвестно. Опять от короля распоряжение: 

 - Цыц,сороки!Позвать ко мне лекарей-фельшерей. Да чтобы беглым маршем, 
 не то я их сам так подлечу, лучше не надо! 

 Неуспелприказать,-гул-топот.Вдвешеренги построились, старший 
 рапортует: 

 - Честь имеем явиться, ваше величество! 

 Тодасе,пробоватьстали.Свежепросоленныепиявкиот золотых пяток 
 отваливаются,лекарскийножзолотанеберет, припарки не припаривают. Нет 
 никакихстредствий!Короческазать, послал их король, озлясь, туда, куда во 
 времяучебнойстрельбыфельдфебельротупосылает.Приказалс дворцового 
 довольствияснять:лечитьнеумеют, пусть перила грызут. Прогнал их с глаз 
 долой,асамсдосадыпошелвкабинетную комнату сам с собой на русском 
 биллиарде в пирамидку играть. 

 Той порой по всему королевству, по всем корчмам, постоялым дворам поползли 
 слухи,разговоры,бабьинаговоры,что,мол,такаяисторияскоролевой 
 приключилась-всякругом золотом начисто обросла, одни пятки мясные наружу 
 торчат.Известно, не бывает поля без ржи, слухов без лжи. Сидел в одной такой 
 корчмепроходящийсолдат18-гопехотногоВологодскогополка, первой роты 
 барабанщик.Домойнапобывкушел, приустал, каблуки посбил, в корчму зашел 
 винцом поразвлечься. 

 Услыхалтакое,думает:"Солдат в сказках всегда высоких особ вызволяет, 
 большоенаграждение ему за то идет. А тут не сказка, случай сурьезный. Неужто 
 я на самом деле сдрейфлю, супротив лекарей способа не сыщу?" 

 Поднял его винный хмель винтом, на лавку поставил. 

 Обтер солдат усы, гаркнул: 

 - Смирно,черти!Равнениенаменя...О чем галдеж-то? Ведите меня сей 
 секундккоменданту:намзолотослюбогоместа свести, что чирей снять. 
 Фамилия Дундуков. Ведите! 

 Взялисолдатаподмышки,поволокли.А у него, чем ближе к дворцу, тем 
 грузнеесапогипередвигаются,всебя приходить стал, струсил. Однако идет. 
 Куда ж денешься? 

 Доставили его по команде до самого короля. 

 - Ты, солдат Дундуков, похвалялся? 

 - Был грех, ваше королевское величество! 

 - Можешь? 

 - Похвальба на лучиновых ножках. Постараюсь, что Бог даст! 

 - Смотри!Оправишькоролеву, весь свой век будешь двойную говяжью порцию 
 есть. Не потрафишь, - разговор короткий. Ступай! 

 Солдатглазомнесморгнул,налево-кругомщелкнул. Ать-два! Все равно, 
 погибать,такстреском...Вытребовалсебе обмундирование первого срока и 
 подпрапорщицкиесапогина ранту, чтобы к королеве не халуем являться. В бане 
 яичныммыльцемпомылся,волос дорожный сбрил. В опочивальню его свели, а уж 
 вечер в окно хмурится. 

 Спиткоролева,умильнодышит.Вокругпостельные девушки стоят, руками 
 подпершись,жалостливонасолдатасмотрят. Понимают, вишь, что зря человек 
 влип. 

 Ну,видитсолдат, что дело не так плохо. Вся королева в своем виде, одни 
 пятки золотые... Зря в корчме набрехали. Повеселел. Всех девушек отослал, одну 
 Дуню, самую из себя разлапушку, оставил. 

 - Что ж, Дуняш, как, по-вашему, такое случилось? 

 - Богзнает!Может,онапереела?Кровь золотом свернулась, в ножки ей 
 бросилась... 

 - Тэк-с. А что они вчера кушать изволили? 

 -Гурьевскую кашку. Вон тарелочка ихняя на столике стоит. Ободок бюризовый. 

 Повертелсолдат тарелочку, - чисто. Быдто кот языком облизал. Не королева 
 ж лизала. 

 - Кот тут прошедшую ночь околачивался? 

 - Что вы, солдатик! Кот королю заместо грелки, всегда с ним спит. 

 Посмотрел опять на тарелочку: три волоска седых к ободку прилипли. Вещь не 
 простая... 

 Задумался и говорит Дуне: 

 - Принеси-каскухнимискугурьевскойкаши.Даромутрехгодовалого 
 полуштоф нераспечатанный. Покамест все. 

 - Чтожвыоднусладкуюкашкукушатьбудете? Может, вам, кавалер, и 
 мясного хочется? У нас все есть. 

 - Воти выходит, Дуняш, что я ошибся. Думал я, что вы умница, а вы, между 
 прочим, такие вопросы задаете. Может, кашу и не я кушать буду. 

 Закраснеласьона.Слеталанакухню.Принеслакашуда рому. Солдат и 
 говорит: 

 - А теперь уходите, красавица, я лечить буду. 

 - Как же я королеву одну-то оставлю. Король осерчает. 

 - Пустьтогдакорольсамилечит. Ступай, Дуня. Уж я свое дело и один 
 справлю. 

 Вздохнулаона,ушла.Вдверях обернулась: солдат на нее только глазами 
 зыркнул. Бестия! 

 Спиткоролева.Умильнодышит.Ухнулсолдатромув кашу, ложку из-за 
 голенищадостал,помешал,настолпоставил.Самсел в углу перед печкой 
 по-киргизски,дав трубу махорочный дым пускать стал. Нельзя же в таком деле 
 без курева. 

 Ждет-пождет.Только двенадцать часов на башне отщелкало, топ-топ, выходит 
 из-запортьерыдымныйстаричок,носомповерхутянет, к миске направление 
 держит. 

 Солдат за печку, - нет его и шабаш. 

 Короческазать,ест старичок, ест, аж давится, деревянную ложку по самый 
 череноквпастьзапихивает,с ромом-то каша еще забористее. Под конец едва 
 ложку до рта доносить стал. Стрескал, стервец, все, да так на кожаном кресле и 
 уснул, головой в миске, бороду седую со стола свесивши... 

 Глянул солдат из-за печки: клюнуло. Ах ты, в рот тебе тыква! 

 Подобралсяонкстаричку,потрусил его за плечико, - пьян, как штопор, 
 ручки-ножки обвисли.Досталсолдатизранцашилодадратвуипришил 
 крепко-накрепкодомовогоккреслукругом скрозь штаны двойным арестантским 
 швом. Ни в одной швальне лучше не сделают. 

 Самшинель у королевской кровати разостлал, рукой дух солдатский разгреб, 
 чтобы королеве не мешало, и спать улегся, как в лагерной палатке. 

 Просыпаетсяназаре:чтозашумтакой?Видит,натужилсястаричок, 
 покраснелрябойкот,возиткресло по хрустальному паркету, отодраться не в 
 силах. А королева понять ничего не может, с постельки головку румяную свесила, 
 то на старичка, то на солдата смотрит, - смех ее разбирает. 

 - Неизвольте,- говорит солдат, - сомневаться! Мы с ним коммерцию в два 
 счетакончим. Эй, - говорит, - господин золотарь, грузовичок свой остановите, 
 разговаривать способнее будет! Вот! 

 Старичок, конечно, шипит: 

 - Чем ты меня, пес, с оберточной стороны приклеил? 

 - Пришил,а не приклеил. Это, друг, покрепче будет. Ну, милый, белый день 
 занимается, некогда с тобойхороводыводить.Умелзолотить,умейи 
 раззолачивать.Давайобратноесредствие,живо,нето так тут на кресле и 
 иссохнешь. 

 Старикумный был, видит, что перышко ему под ребро воткнули. Достал из-за 
 пазушки пузырек перламутровый, насупился и подает солдату: 

 - Подавись! 

 - Ану-ка-сь, давай сюда и первый золотильный состав. 

 Оконцеприоткрыл,проходящуюкошкуизкровельного желоба выудил, снял 
 сапог,сунулеевголенище.Золотильным составом капнул ей под хвост, так 
 кругомзолотойциферблати обозначился. Капнул из перламутистой сткляночки, 
 враз все сошло. 

 - Ишь ты... Чтоб тебе ежа против шерсти родить! 

 Чуть он, можно сказать, в присядку не пустился. 

 Честно-благороднодратвувокругстариковскихштановподрезал. Вскочил 
 старичок, встряхнулся, как мокрая крыса, и нырнул за портьеру. 

 Подошелсолдатккоролевскойпостели,каблукивместе, во фронт стал. 
 Королева,конечно;запунцовилась,глазкиприкрыла,неудобноей: хоть он, 
 солдат, заместо лекаря, а все ж мужчина. На пятки ему пальчиком показывает. 

 Капнулсолдат на мизинный палец с исподу, сразу он порозовел, быдто бутон 
 сяблонирайской,-теплотойналивается...С полпятки выправил, - сердце 
 стучит нет мочи. 

 - Дозвольте,вашекоролевское величество, передышку сделать, оправиться. 
 Очень меня в жар бросило с непривычки. 

 Наэтислова повела она ласково бровью. А бровь, словно колос пшеничный, 
 прости Господи... 



 * * * 

 Скоросказкасказывается,данескородело делается. Короче сказать, 
 родилосьу королевы в положенный срок дитё-королевич. Многие давно примечали, 
 чток тому дело шло. Король спервоначалу руками развел, однако потом ничего - 
 обрадовался. 

 Пированиебыло,какого,скажем,ивофицерскомсобраниине бывает. 
 Пили-ели, аж порасстегнулись некоторые. Костей-пробокполнуюкорзину 
 понакидали.СолдатДундуков на почетном месте, супротив короля сидел. В холе 
 жилпосле королевиной поправки. Ароматами дворцовыми заведывал, должность ему 
 такуюпридумали. Кажный день двойная говяжья порция ему шла, папироски курил, 
 несоврать, шесть копеек десяток - "Пажеские". Раздуло его на сладких харчах, 
 словнобугайплеменной стал. Многие из служанок девушек интересовались, одна 
 Дуня брови сдвигала, никогда на него и не взглянет. 

 В полпирование поманил комендант королевский Дундукова пальцем. 

 Вышлионивпрохладительнуюкомнату,комендантпосторонам глянул и 
 громким шопотом говорит: 

 - Лиса куркускубет,лисаиответдает.Делосвоеты,Дундуков, 
 своевременносправил, золотые пятки с королевы, как мозоль, свел. Награждение 
 получил, бессрочный отпуск сполна выслужил. Однако, друг любезный, надоть тебе 
 чичассундучоксобирать,впуть-дорогу отправляться. Маршрут на все четыре 
 стороны. Прогонные - коленом ниже спины из секретного фонда получишь. С Богом, 
 друг!Обмундированиесвоевторогосрокаприхватить не забудь. Дезинфекция 
 сделана. 

 Побагровел солдат, в холодныйжарегобросило,однако,спросить 
 насмелился: 

 - Почему ж такое? 

 - Потомутакое,что у королевича новорожденного пятно мышастое на правом 
 ухе... Понял? 

 - Пятноясвестимогу.Должно,опятьдомовой...Сунул ему комендант 
 бессловесно под самые усы светлое походное зеркальце: смотри, мол. 

 Что ж сытого подчевать? Глянул солдат на свое правое ухо, серьгой замотал. 

 - Такточно, - говорит, - понял!.. Вышел он на королевский двор, сундучок 
 на ремне через плечо перекинул. 

 - Эхты... С пухом, с духом, нос на вздержках... Не хвастай коноплястый - 
 будешь рябенький! 

 Дуня сверху в окне стоит, мимо смотрит. 

 Постельные девушкиртыладонямиприкрывают,перемигиваются.Вздулся 
 волдырь, да и лопнул!.. 

 Помаршировал солдат по дороге, в сундучке пуговицы перекатываются. Думает: 
 зряэтоясразу две пятки свел. Надо было хоть с полпятки золотой оставить. 
 Разговорбы другой был. А впрочем, что ж: может, еще кого подлечить придется, 
 - в другом королевстве.

			
 

© 2007-2009 Deti-Book.info – электронная Интернет-библиотека детской литературы, в коллекции которой собраны рассказы, стихи, сказки народов мира, русских и зарубежных авторов, детские детективы, фантастика и фэнтези.
Эта электронная библиотека создана на некоммерческой основе, все книги взяты из открытых источников, предназначены только для ознакомления и не должны использоваться в коммерческих целях.
Автор проекта: admin@deti-book.info